tanyant (tanyant) wrote,
tanyant
tanyant

А просто так. 1913 год, пишут. Зима такая хорошая, снежная. Все еще хорошо. У этих дам семьи, может быть, дети, а если нет - нарожают. Дети пойдут в гимназию, получат образование. Станут инженерами, будут строить мосты и туннели. Проложат красивые крепкие рельсы, от Петербурга до самого Владивостока. И до других прекрасных далеких городов, где тоже живут умные инженеры и прекрасные дамы, еще в шляпах, но умеренных, и уже в брюках, хоть и не умеренных. Отдыхать будут ездить на море, - Крым, Кавказ, Ницца. Или в Баден-Баден. Или в Карлсруэ. Или в Кисловодск. На лечебные воды. А потом дождутся внуков, тоже хороших, умненьких, которые тоже пойдут в гимназию и станут инженерами. Или, может быть... -
Но ничего этого не будет.
Ни гимназии, ни инженеров, ни Ниццы.
Ни детей.
Ни внуков.
И вот этот господин, который сел на скамейку и подпер рукой головушку, - так по-русски, так по-дачному, по-садовому, по-летнему, по-безнадежному. О чем он задумался? Что ему видится? Предчувствует ли что?
А всадник так и стоит, и Петр руку так же тянет. И метелечка метет, заметает все это, заметает.

Скамейки только больше нет.
ГГГГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments