apple

И компот

Дорогие друзья,
я буду время от времени ходить в кабаки и рестораны и вести соответствующий блог; не все же сидеть в фейсбуке.

Ищите мою рубрику на сайте http://www.insider.moscow/blogs.

Она называется "ПЕРВОЕ, ВТОРОЕ И КОМПОТ".

А это - прямая ссылка на текст: http://www.insider.moscow/read/249

ERWIN
apple

(no subject)

Испанский пляж, суббота, отлив, густая толпа. На песке, тонком, как соль нулевого помола, вплотную друг к другу разостланы полотенца, покрывала, подстилки; по углам они прижаты сандалиями и сумками. Сотни лежат впритирку, сотни ходят по краю воды взад-вперед, загорелые и белые, всех возрастов; вон и инвалида вывезли на кресле с большими колесами, - подышать океаном, посмотреть, как серебрится и слепит волна, как идут облака.

В лужах, оставленных отливом, маленькие дети немедленно строят пристани, башни, дороги, города.

Рядом со мной – супружеская пара, обоим хорошо за пятьдесят, за фигурами не следят, нет таких претензий. Он лысоватый и волосатый, лицо у него неприветливое, но не потому, наверно, что злой, а просто жизнь как-то так сложилась, - все заботы да кредиты. Она тоже – обычная бесформенная тетка, спина круглым горбиком, все, что с возрастом обвисает – обвисло, не подвело. Но крепенькая и крутится деловито и энергично.

Из большой пляжной сумки она достает и расстилает салфетки, на салфетки ставит пластиковые коробки с колбасками, хлебом, - все уже нарезано и подготовлено, - разливает питье по пластиковым стаканам, раздает вилки, потом снова роется: вот паэлья, желтоватая, с хвостиками креветок, жирная, остывшая, наверно. Вот еще какой-то вариант тяжелой еды с рисом, - горошек, мясо. Она придвигает ему коробки, подсовывает то одно, то другое, и он все это ест, много, как голодный, и она тоже наваливается, ест, насыщается посреди толпы, на пляже, сосредоточенно; со спины видно, как у нее шевелятся уши; пальцы у обоих в жиру, и они обтирают их припасенными ею салфетками. Не улыбаются, не шутят.

А потом она собирает весь мусор назад в сумку, заворачивает и прячет пластик и шелуху, и они ложатся навзничь, на подстилку, рядом, наевшиеся, удовлетворенные, чужие мне люди, и лежат с закрытыми ртами, с закрытыми глазами, и в их закрытых, нелюдимых лицах ничего не прочесть.

И вдруг я вижу, что они сплели руки – пальцы в пальцы, в глухой любовный замок, в «твоя навеки», в это небывалое «умерли в один день», тесно, теснее всяких там Тристанов и Изольд, - те были стройные и златокудрые, и белая грудь холмом, и чудесные юношеские плечи, а тут что ж, тут только лысина, черная шерсть и комок немолодой плоти без каких-либо очертаний.

Они лежат, и океан шумит, и облака идут, и он крепко держит ее обычные пальцы своей обычной пятерней, красной, по-испански волосатой. Просто крепко держит, просто не отпускает, просто любит, просто всю, всегда, навсегда, навсегда, навсегда.

apple

(no subject)

В детстве хотела быть, конечно, балериной, Шли годы - и вот я на Главной сцене Большого театра,
Ничего так ощущение.

театр
apple

(no subject)

Я, как известно, сижу в Фейсбуке, потому что все там сидят, ну и, по разным причинам, там удобнее.
Однако там жесточайшая цензура, которой тут, в ЖЖ, нет.
Сегодня меня там забанили на три дня за якобы нарушение каких-то внутренних правил. А все их правила в последнее время - это ни слова не скажи про украинцев. Причем хорошего слова тоже не скажи, считается, что ты обидел нервную тонкую душу, валенок проклятый.

Это смешно, а особенно смешно то, что все попытки добрых, примирительных постов с "нашей" стороны" вызывают ярость и ненависть с "братской" стороны. Украинцев, видите ли, нельзя называть братьями, а кто назовет - тому предлагают, например, лить кипящую смолу в глотку.

Помещаю здесь тот текст, за который меня забанила русская команда Фейсбука по жалобам и доносам либеральной общественности.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =
Самые громкие вопли в ленте на этой неделе:
1). Получила большую порцию пиздюлей Ольга Романова за то, что пыталась принести братскому украинскому народу оливковую ветвь, рассказав о мирном поедании вкусной украинской колбаски совместно с представителями братского народа.
Братский народ с хрипом и визгом отрицал узы:
а) кровные,
б) языковые,
в) исторические,
и предлагал Ольге Романовой засунуть эту гребаную ковбасу во все возможные места, включая те, о которых на Руси и не слыхивали. Прозвучало слово "гаплогруппа"! Удивительно, как в такие трудные дни растет уровень дискуссии и обогащается словарь. Лаяли и из Амстердама, и из Дюссельдорфа.

Логика тоже чудо как шлифуется и оттачивается. Так, некоторые блогеры пытались помахать дополнительными оливковыми ветвями и взывали к братскому народу: "Опомнитесь! Ольга Романова хорошая, она пятая колонна!" - но на это им было указано, что Ольга платит налоги, а налоги идут в казну РФ, а из казны в военный бюджет, а стало быть, Грады, Буки, обстрелы городов и прочее - дело рук кровавой Ольги Романовой.

2) Оглушительный гвалт также можно было слышать в блоге Eda.ru, опубликовавшем рецепты "Шести русских борщей" - не одного какого-то там завалященького, а целых шести. Рев реактивного двигателя показался бы комариным писком на фоне страшного коллективного крика представителей братского народа!

Братский украинский народ опять отрицал узы:
а) кровные,
б) языковые,
в) исторические,
и сообщал братскому русскому народу, что народ русский украл и присвоил:
а) матрешку,
б) самовар,
в) валенки,
г) флаг,
д) самоназвание Россия,
е) пельмени,
а теперь вот и борщ; а также тыкал русскому народу претензию, что он - финн, и до 18 века говорил по-татарски, и что суп его, щи, состоит из жидкой воды да чахлой капусты, вот и ешьте свою похлебку, кацапы, а наш борщ не замайте.

На фоне этих важнейших пороков русского народа как-то вяло и блекло идет дискуссия о том, может ли врач убивать своих пациентов кулаком и наповал. Дискутируют, но без кровавых глаз и пены изо рта, беседуют цивилизованно, уважают мнение тех, кто считает, что можно, - если пациент какой-то такой попадется. Ну вот такой.

Мало оживления, говорю, в дискуссии на медицинские темы. И то сказать - это ж не колбаса.