Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

apple

(no subject)

У медведя этого когда-то были глаза из особой карей стекляшечки, и радужка была и зрачок. Сам он был серым, жестким, жесткошерстным. Я его любила.

Потом прошла целая жизнь, и я купила себе собственную квартиру в Питере и ходила по родительской квартире, забирая свои вещи и книжки и выпрашивая у мамы красивые коробочки и старинные тряпочки из чемоданов. Они совершенно никому не были нужны, ни маме, ни мне, но я люблю ненужные вещи. Весь прагматический, коммерческий, манипуляторский смысл из них уже улетучился, польза выветрилась и обнажилась душа предмета, его настоящая суть, то, что до поры было скрыто суетой и шумом идущих дней.

И роясь в чулане, среди каких-то рогож и старых лыжных палок, которые тоже никто не решался выбросить, в простенке между сундуком и стеной я нашарила медведя, вернее, то, что от него осталось: деревянный остов, оклеенный жесткой шерстью, одна-единственная верхняя лапа, пуговица вместо одного глаза, а вместо второго - просто висящие черные нитки.

Я схватила его, я прижала его к себе, стиснула пыльное шерстистое тельце, зажмурилась, чтобы не залить его внезапно хлынувшим потоком слез и стояла там, в духоте, тесноте и полутьме, слыша только бешеный стук своего сердца. А может быть, медведева сердца, не знаю.

Это с чем сравнить? Это, наверно, так: вот у тебя дети, им уже сорок лет, и ты привыкаешь к этому и с этим живешь; а потом ты забираешься в чулан, и там, оказывается, вот он - твой ребенок, каким он был когда-то, - полуторагодовалый, еще не говорящий, пахнущий кашкой и яблочком, зарёванный, потерявшийся и найденный, все эти десятилетия ждавший тебя в простенке, за сундуком. не умея позвать, и вот дождавшийся.

Я забрала его на свою новую квартиру. Все там было оскорбительно новое, в смысле - чужое, купленное у антикваров и старьевщиков, принадлежавшее раньше другим людям и не привыкшее к моим стенам. Я как могла, смягчала эти чужие комоды и буфеты мамиными коробками и тряпками. Медведя я положила на кровать, не знала, что с ним делать.

Ночью я спала, обняв его, и он слабо обнимал меня своей единственной лапой. Ночь была летняя, белая, не ночь, а тоска, кисея с мутными сумерками. От медведя пахло пылью, пылью, старостью, увечьем, десятилетиями, тысячелетиями. Открывая ночью глаза, в подводном свете белой полуночи я видела черные нитки, висевшие из его бедной глазницы. Я гладила его деревянную голову, она была в шрамах. Трогала его уши.

Нет, думала я, так нельзя. Есть такой рассказ у Фолкнера, - "Роза для Эмили". Про женщину, которая отравила своего возлюбленного, чтобы он от нее не ушел, а потом заперлась с ним в своем доме и не выходила оттуда сорок лет и до смерти. А после ее смерти нашли комнату, где лежал в позе любви скелет в сгнившей ночной рубашке, а рядом, на примятой подушке - длинный седой волос.

Утром я уехала в Москву. А когда вернулась через месяц, медведя уже не было. Ни на кровати, ни под кроватью, ни в шкафах, ни на антресолях. Нигде. Вообще нигде.

Медведь
apple

(no subject)

И не надо нам этой их говядины.

Вот прекрасная же еда: ондатра. Кстати, по-английски ондатра - muskrat, и народная этимология понимает это как "мускусную крысу", тем более, что у нее есть мускусные железы (сейчас мы ее будем готовить, и их придется удалять). На самом деле, как считается, название это происходит от слова mòskwas (на языке индейского племени абенаки.)

Mòskwas - как много в этом звуке для сердца русского слилось,как много в нем отозвалось.

Итак. Содрать шкурку, очистить от жира задние и передние окорочка. Удалить мускусные железы с живота и из паха. В течение 45 минут держать в кипятке, не доводя воду до кипения (этот процесс называется poaching, перевода не нашла). Вынуть, обсушить, нарезать, обернуть ленточками бекона (ну, эту стадию можете пропустить, так как бекон теперь накрылся медным тазом), добавить стакан некрепкого бульона, нарезанную луковицу, лавровый листик (Абхазия ведь наша? я не путаю?), три гвоздичины (мы с Таиландом не ссорились?) и пол чайной ложечки тимьяна.

Закрыть крышкой и - в гусятницу, на малом огне до готовности.

Вот и все, дурашки, чего вы переполошились? Подавать с соусом-бешамель из сельдерея.

И между прочим! Ввоз ондатры в Новую Зеландию запрещен! Там тоже нелегко. Новозеландцы ходят злые и понурые.

Или вот дикобраз. Зайки, ну кто же откажется от вкусненького дикобраза? Я думаю, сам премьер Дм.Медведев с удовольствием, да после работы, да обвязавшись льняной кремлевской салфеточкой, да серебряным ножом и вилкой, да с бокалом хорошей Массандры!.. А главное, делов-то: подвесить на крюки за задние ноги, содрать шкуру с иглами, удалить, опять-таки железы, которые на заду и между задних ног, и пущай повисит в сухом прохладном месте 48 часов. После - замочить на ночь в соленой воде, а с утра эту воду вскипятить, чего же проще. Вскипятить, обсушить, и дальше совершенно так же, как ондатру. Но без гвоздики. Да без гвоздики оно и лучше!

Но вот с опоссумом вам придется повозиться. Тут ничего не скажешь. Вы должны поймать опоссума и кормить его молоком и зерном 10 дней перед тем, как зарезать. Выпотрошить, но шкурку пока не обдирать. Опустите опоссума в кипяток и все время проверяйте, дергая за шерсть: уже отходит или нет? Когда да, тогда выньте его из кипятка и обдерите все его волосы, а потом проварите в трех водах и запекайте его себе на здоровье, как свинину. Подавать опоссума советуют с ботвой репы. Это вот правильно. Это даже где-то скрепы.

Как готовить бобровый хвост на углях, я сегодня рассказывать не буду, это знание пригодится нам, когда мы уйдем жить в леса. Но знатоки хвалят!

А в завершение - картинка, как обдирать белку. Обязательно в перчатках, так как у белки, возможно, туляремия.

photo(163)
apple

Дозволено цензурой 21 января 1883 года

                                                                         А.П.ЧЕХОВ

                                                            СЛУЧАИ MANIA GRANDIOSA

      Что цивилизация, помимо пользы, принесла человечеству и страшный вред, никто не станет сомневаться. Особенно настаивают на этом медики, не без основания видящие в прогрессе причину нервных расстройств, так часто наблюдаемых в последние десятки лет. В Америке и Европе на каждом шагу вы встретите все виды нервных страданий, начиная с простой невралгии и кончая тяжелым психозом. Мне самому приходилось наблюдать случаи тяжелого психоза, причины которого нужно искать только в цивилизации.
      Я знаю одного отставного капитана, бывшего станового. Этот человек помешан на тему: "Сборища воспрещены". И только потому, что сборища воспрещены, он вырубил свой лес, не обедает с семьей, не пускает на свою землю крестьянское стадо и т.п. Когда его пригласили однажды на выборы, он воскликнул:
      - А вы разве не знаете, что сборища воспрещены?
      Один отставной урядник, изгнанный, кажется, за правду или за лихоимство (не помню, за что именно), помешан на тему: "А посиди-ка, братец!" Он сажает в сундук кошек, собак, кур и держит их взаперти определенные сроки. В бутылках сидят у него тараканы, клопы, пауки. А когда у него бывают деньги, он ходит по селу и нанимает желающих сесть под арест.
      - Посиди, голубчик! - умоляет он. - Ну, что тебе стоит? Ведь выпущу! Уважь характеру!
      Найдя охотника, он запирает его, сторожит день и ночь и выпускает его на волю не ранее определенного срока.
      Мой дядя, интендант, кушает гнилые сухари и носит бумажные подметки. Он щедро награждает тех из домашних, которые подражают ему.
      Мой зять, акцизный, помешан на идее: "Гласность - фря!" Когда-то его отщелкали в газетах за вымогательство, и это послужило поводом к его умопомешательству.
      Он выписывает почти все столичные газеты, но не для того, чтобы читать их. В каждом полученном номере он ищет "предосудительное"; найдя таковое, он вооружается цветным карандашом и марает. Измарав весь номер, он отдает его кучерам на папиросы и чувствует себя здоровым впредь до получения нового номера.
apple

К выборам

По-моему, пора выпускать предвыборную литературу, доступную умам, и чтобы с картинками.
Лубок, скажем.

Примерно так:

Вот стая малярийных комаров.
Они - члены Партии Жуликов и Воров.






А вот птица - вымерший Дронт.
Она вступила в Народный Фронт.

Ведь для победы стране нужны разные -
И кровососущие, и голубеобразные.

И просвещению вышла бы польза.
apple

(no subject)

Вот говорили, что у Собянина квартира где-то тут, на Новослободской.
Подтвердилось: вчера поливальные машины старательно обработали несколько прилегающих к дому начальника кварталов. Что вода за ночь рискует превратиться в каток - да кто ж  с этим считается. Ведь по новому указу можно давить людей на "зебрах", если начальнику очень надо ехать.
Николай Васильич! Михаил Евграфыч! Вы всегда с нами.
apple

Синяк

Говорят, государь болен.
Мы думаем - это правда:
С деревьев падают листья,
Куда-то подевались птицы.

Говорят, государю худо,
И тому есть верные приметы:
Все примолкли, говорят тихо,
Если и крикнут, то дома.

Женщины смотрят с тревогой:
На золоте выступили пятна,
Хрустали в серьгах тускнеют,
Будто бы их никто не носит.

А недавно солнце затмилось
Черною, червивой луною.
Смотришь с силой, а видишь слабо,
Словно на глазах - бельма.

А намедни с государева подворья
Выбежала черная собака,
На переднюю ногу припадала,
И на задние припадала тоже.

А хвост у собаки не собачий,
А будто колбасок связка.
Приглядишься - а это змеи.
Отродясь мы такого не видали.

Да и морда, - говорят люди, -
Не звериная харя, а птичья.
Что с того, что шерстью покрыта!
Разве у собаки клюв бывает?

А видать, собаку ту били:
Плачет, как малый ребенок,
Головой качает, точно баба,
Пачкает дорогу слюнями.

Через мост собака побежала,
Туда, где богатые усадьбы,
Где большие засовы на воротах,
Под забор метнулась - и нету.

Тут же толкователи вышли
Толковать по звездам и книгам,
К чему, дескать, слюни да слезы,
А то будто мы сами не знаем.

Будто мы и сами слюни
На чужое добро не пускали,
Будто бы не плакали горько,
Ежели случалось разоренье.

А скажите нам, волхвы, чародеи,
Устоят ли три черепахи?
Не рухнет ли свод хрустальный,
Золотые не ссыплются ли звезды?

А то, вишь, государь болеет -
Ни рукой не шевельнет, ни ногою,
Ему в уши кричат - он не слышит,
За плечо трясут - он не внемлет.

Закатились под чело очи,
На устах блуждает улыбка,
Бормочет государь беспрестанно,
Что бормочет - и сам он не знает.

А пашни заносит снегом,
А монету никто не чеканит,
А замки на темницах все крепче,
А звери уже на пороге.
apple

Братья наши меньшие

В американских фильмах женщины всегда трахаются прямо в лифчике.

А дети рождаются двухмесячные и без пуповины.

У подозреваемого/обвиняемого в полицейских сериалах никогда нет родителей - они погибли в автокатастрофе.

Если произошла жуткая трагедия, а тут под ногами болтается ребенок, спрашивая, в чем дело, то его отсылают спать, и он уходит совершенно не встревоженным.

Высшая мыслимая ценность - бейсбол, все "через него стало быть", он есть Альфа и Омега, аминь. Им утешаются, он отверзает очи заблудшим и утешает плачущих.

И не забуду фильм, где герою супергерою нужно было выйти в открытый космос. Он набрал полную грудь воздуха, зажал нос пальцами - и вышел. И ничего.

И еще один фильм, где извергся вулкан, и сера из вулкана попала в воду. А в воде на железной лодке плыли герои (он и она, влюбленные друг в друга), ее дети и ее ненужная (disposable) свекровь - мама бывшего мужа. Дальше - как в школьной шпаргалке:
          Сера, сера, буква S,
          32 - атомный вес,
          Сера в воздухе горит -
          Получаем ангидрид.
          Ангидрид да плюс вода -
          Это будет кислота.
Сера из вулкана попадает в воду, происходит реакция, и вода в озере превращается в кислоту. Кислота разъедает лодку! Аааааааааааа! Сейчас влюбленные герои утонут! А там дети, собака! И тут героическая и ненужная свекровь совершает подвиг: выпрыгивает из лодки и бредет на берег по пояс в кислоте, немножко крича. Самопожертвуется. Они, конечно: "мамо, мамо", но не настаивают. Внуки тоже хмурят бровки. Бабуля добредает до берега, где в небольших корчах отдает Богу душу. Семья минуту горюет, но потом находит в себе мужество жить дальше и продолжает путешествие. В конце все хорошо, все спаслись, - и собачка нашлась - и снова расцвели сады, и красивая героиня будет счастливо трахаться в лифчике.

Соскучилась я чего-то по Америке, надо съездить.
apple

Му-Му и Фру-Фру: исчезновение Больших Смыслов

Давно и привычно раздражаюсь при виде конфет "Му-Му". Изображена корова. Но никто и никогда не передает мычание коровы как "му-му".  Так же как блеяние овцы не обозначается звукоподражанием "бе-бе". Не принято это по-русски, по-крестьянски, по-деревенски. Городские жители, плохо представляющие себе живую корову, могут, конечно, заблуждаться, но все-таки все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь, и уж рассказ-то Тургенева читали. По-моему, все знают, что глухонемой Герасим утопил собачку Муму по приказу злой барыни, конец рассказа.

Но вот какой-то двоечник и лоботряс не знал. Только слышал что-то такое. И корова его мычанием своим не будила. Так что конфету он решил назвать "Му-Му" (раньше она же, или похожая, именовалась "Коровка").

А теперь появились конфеты (леденцы, что ли? не пробовала) под названием "Фру-фру". (Я знаю, что появились они давно, но по моим мафусаиловым меркам это недавно.) То есть новый, хуже прежнего, двоечник полагает, что так надо называть фруктовые бомбошки на неизвестном иностранном языке. Я не знаю такого языка, разве что, может быть, это эсперанто. 

Фру-фру - значит оборки, или их шуршание, шелест на французском.  Юбки, бантики-кружавчики. В русской литературе Фру-Фру - имя лошади Вронского, той лошади, которую он погубил по ошибке, на скачках, неловко опустившись ей с размаху на круп и переломив спину пополам (там дефис хрустнул; где тонко, там и ломается; господи, какой гениальный писатель, почитайте, кто не читал); - это, конечно, предвестие гибели Анны Карениной. Любил и убил. Там вообще много всего прекрасного.

Полтораста лет подряд это были собачка и лошадь. Две невинные жертвы людских страстей. Милые такие имена, и за обоими судьба и гибель.

Теперь это кривая корова и недофрукт.

Глупеем.