Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

apple

Без обману

Отправила кексы в Лавку. Думаю, в течение часа они поступят в продажу (ну, или позже). Кто первый придет, тот и съест; остальные ждут до следующей субботы.

Отзывы приветствуются; хотелось бы по возможности отработать технологию до идеала, а потом скажу рецепт. Не с кондачка же. Тревожное это дело, хороводы вокруг теста, - и мистическое.
apple

(no subject)

Некоторым показалось, что икона с Георгием в обрамлении цветов - это торт; чистая правда, вылитый торт с кремом. При этом никаких тортов с кремом в Греции нет, и традиции такой - наворачивать масляные розы по периметру - нет. Это наш глаз видит родное, вредное, сахарное в этом предмете, а у греков другие формы сластей и другой состав кондитерских радостей.

Так что интересно: а какие ассоциации возникли бы у греческого грека при взгляде на эту мою, не лучшего качества фотографию? (русский грек, а также грек, репатриировавшийся в Грецию в последние 25 лет, не считается: он, как и все советские люди, ел кремовые розы и прочую жуть).

Это вообще самое интересное в пересечениях с иными культурами: что они видят там, где я вижу: цвет; квадрат; круг; гладкость; контраст; бесвкусицу; изящество; утомительную мельтешню; возвышающий покой? Видят ли критяне, как прекрасен Крит, или они привыкли, и им все равно? Любят ли они море? (Видят; любят.)

Северная Греция, балканские пределы, отчетливо держится за "общебалканский", что ли, вкус; белая-белая салфеточка с ярко-красными вышитыми цветочками, зелеными листочками, синеньким чем-то там - очень популярна на севере; то же встретишь в болгарских, венгерских, македонских, украинских вещах, в одежде, занавесках, скатертях. Конечно, сейчас, с превращением мира в глобальную деревню, можно встретить такой дизайн где хочешь, на Крите тоже; все почти скатерти-занавесочки делаются на Тайване. Но все же критский вкус как-то проще, скупее, и это пробивается сквозь и через.

Белая стена, синие ставни; так всегда делали на сухих, розоватых островах Эгейского моря; пришли фотографы, обрадовались, похвалили, понаделали миллиарды фотографий, всё опошлилось (почти), глаз замыливается (почти), местный житель уж не живет себе своей жизнью, а тщательно белит дом и синит ставню, старуха в черном на сухих черных ногах сидит на плетеном стуле и загадочно молчит для туристов, как бы на дежурстве. Кошка выходит позировать на улочку, она знает, что хорошо смотрится на фоне белого, слепящего на солнце дома.

Это разные действия: покрасить ставни для себя и покрасить ставни для туриста. Это другой синий цвет. Это реже красят. Это и не нарядно совсем.

В природе нет гламура, но он, постоянно обновляя стандарты, гнездится в нашем глазу, в нашей голове. Наш круглый глаз беспрерывно кадрирует действительность, превращая ее в прямоугольники фотографий. Турист невидимо, но тяжело давит на местного, некогда бесхитростного жителя. Мало у кого держится иммунитет против нас, понаехавших. Хорошо там, где нас нет: в стороне от наезженных туристских путей, в горных деревнях с вендеттой, в тусклых тавернах для своих, с клеенкой и мухами.

Для себя - наворачивают наивные, через край, розы на икону. Но и дают отдохнуть глазу на просторе ровного, безграничного цвета - с окошечком в какое-то иное пространство.